Сроки исковой давности по жилищному сертификату

Хочу узнать, есть ли срок давности по коммунальной задолженности. После смерти мужа в 2016 году я с детьми вступила в наследство. По нашему лицевому счету числится долг 50 тысяч рублей. Последние 7 лет я ежемесячно вношу все платежи, точно знаю, что за это время долгов не было. Слышала, что срок исковой давности составляет 3 года.

Может ли управляющая компания угрожать судом и отключением коммунальных услуг?

Верно, общий срок исковой давности для долгов по жилищно-коммунальным услугам — 3 года. Расскажу подробнее о том, какие есть нюансы в подсчете сроков и как доказать, что вы ничего не должны.

Что такое срок исковой давности

Исковая давность — это срок, в который тот, чьи права нарушены, может обратиться в суд, чтобы защитить себя. Обычно это 3 года.

Эти 3 года отсчитываются не с момента нарушения права, а с момента, когда тот, чьи права нарушены, узнал о факте нарушения и о том, кто выступает надлежащим ответчиком для восстановления своих прав в суде.

Например, кто-то поцарапал вашу машину 4 года назад. О том, что ваше право нарушено, вы узнали сразу, когда увидели царапину, но кто именно поцарапал — не знали и не могли пойти в суд. Через 4 года вы узнали соседа-хулигана на потерянной видеозаписи. Значит, срок исковой давности о возмещении вреда имуществу будет считаться с того дня, как вы узнали, что поцарапал машину сосед.

Чаще всего про срок исковой давности вспоминают не с целью наказать соседа-хулигана, а сам сосед об этом напоминает, чтобы избежать ответственности. При подаче иска вам не надо заявлять о том, почему срок давности не истек, чтобы заранее не оправдываться перед судом. Но будьте готовы к тому, что ответчик о нем вспомнит. Суд примет иск к рассмотрению независимо от пропуска срока давности.

О том, как не быть выселенным из служебного жилого помещения, и что для этого нужно сделать – сейчас такие вопросы задаются мне постоянно. Министерство обороны РФ продолжает методично предъявлять иски о выселении к гражданам, которые волей обстоятельств в различные периоды стали нанимателями служебных квартир.

В основном, кандидатами на выселение по этой категории дел, становятся:

Сюда можно добавить и военнослужащих, которые при наличии служебного жилого помещения приобрели право пользования или право собственности на другие жилые помещения по месту нахождения служебной жилплощади.

Но если с выселением граждан, указанных в последних пунктах, у подателей исков проблем в суде почти не возникает, то с другими категориями бывает сложнее. До определенного момента в большинстве случаев суды отказывали в удовлетворении иска.

Но сегодня, анализирую итоги прошедшего года, с сожалением отмечаю, что в делах о выселении из служебного жилья наметился прорыв, и он — не в пользу граждан.

За прошедший год Верховным судом РФ приняты решения, в которых успешно преодолены (другого слова просто не подберу) два классических основания к отказу в исках о выселении из служебного жилья. Принятие подобных решений уж точно поможет МО РФ выполнить программу по обеспечению военнослужащих служебным жильем, о которой я упоминал в этой публикации. Но сколько при этом граждан будет фактически выставлено на улицу?

Теперь о самих решениях.
1. Одним из оснований в отказе в удовлетворении требований о выселении из служебного жилья являлся пропуск истцом срока исковой давности, который применялся по заявлению ответчика. При наличии такого основания суды однозначно отказывали в иске, даже не исследуя другие доказательства, которые также могли привести к отказу в иске.

При этом суды ссылались на п. 9 Постановления пленума Пленума Верховного Суда РФ от 02.07.2009 №14 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса РФ».
«Если к спорным жилищным отношениям, одним из оснований возникновения которых является договор (например, договор социального найма жилого помещения, договор найма специализированного жилого помещения, договор поднайма жилого помещения, договор о вселении и пользовании жилым помещением члена семьи собственника жилого помещения и другие), применяется общий трехлетний срок исковой давности „(ст. 196 ГК РФ)Таким образом, при возникновении спора необходимо было выяснить, как гражданин получал квартиру, (выдавался ли ордер, заключался ли договор найма служебного жилого помещения) и дату, когда трудовые отношения с организацией, предоставившей жилье, прекратились. Если после увольнения прошло более трех лет, то можно было смело заявлять о пропуске истцом срока исковой давности на обращение в суд.

При этом, исходя из содержания ст. 103 ЖК РФ, предполагалось, что начало течения срока исковой давности начинается со дня увольнения работника. Права собственника служебного жилого помещения считались нарушенными именно со дня прекращения трудовых отношений с работником, поскольку, «с указанного момента договор найма служебного жилого помещения считается прекращенным, а у наймодателя появляется право требования выселения ответчика и членов его семьи из незаконно занимаемой квартиры».

Подобная трактовка оставалась неизменной до 16.09.2016 года, когда Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда РФ в своем определении от 02.08.2016 № 56-КГ16-10, (а в дальнейшем, и в других своих определениях, например: от 09.08.2016 № 56-КГ16-13, от 04.10.2016 № 56-КГ16-17) признала отказ в иске исключительно по мотивам пропуска срока исковой давности не соответствующим закону.

2. Другое решение, вносящее принципиально новый подход в судебную практику по выселению из служебного жилья — это определение судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ от 26.01.2016 № 41-КГ15-32 по аналогичному гражданскому спору о выселении.

Жилищный кодекс РФ допускает использование жилого помещения в качестве специализированного только после отнесения такого помещения к специализированному жилищному фонду с соблюдением требований и в порядке, которые установлены Правительством РФ. (ч.2 ст. 92 ЖК РФ). Порядок отнесения жилого помещения к специализированному жилому фонду содержится в Правилах, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 26.01.2006 № 42. До 2005 года служебными жилые помещения становились по решению органа местного самоуправления.
Поэтому, при споре о выселении ответчиком подавался встречный иск, (в описываемом случае – отдельно), например, о признании права собственности на квартиру, или о признании жилого помещения утратившим статус служебного жилого помещения и признании права пользования жилым помещением на условиях социального найма. Суд в случае выявления нарушений порядка отнесения удовлетворял заявленные требования.
Однако и этот, казалось бы, «железобетонный» аргумент, также был успешно преодолен Верховным судом.
Кассационное определение Верховного Суда РФ от 26.01.2016 № 41-КГ15-32
Гражданка М. обратилась в суд с встречным иском к Министерству обороны РФ о признании за ней права собственности на спорную квартиру, ссылаясь на то, что данное жилое помещение в установленном порядке не признано служебным, а использование его допускается только после отнесения такого помещения к специализированному жилому фонду в установленном порядке. «Отказывая МО РФ в удовлетворении иска, суды исходили из того, что истцом нарушен порядок отнесения спорного жилого помещения к категории служебных, что исключает возможность применения при разрешении спора правовых норм, регулирующих правоотношения, складывающиеся в связи с использованием служебного жилого помещения. Поэтому спорная квартира фактически предоставлена по договору социального найма».
«В то же время «каких-либо положений, позволяющих в случае нарушения порядка отнесения жилого помещения к специализированному жилищному фонду отнести такое жилое помещение к жилищному фонду социального использования и признать за гражданами, проживающими в таком жилом помещении на основании договора найма служебного жилого помещения, право пользования им на условиях договора социального найма, законодательство не содержит». Оспорить служебный статус квартиры теперь исключительно по данному основанию не предоставляется возможным. В действующем законодательстве отсутствует ответственность за нарушение порядка отнесения жилого помещения в категорию „служебная“.
Даже если суд первой инстанции откажет в иске, у представителей МО РФ всегда есть возможность обжаловать данное решение вплоть до Верховного суда РФ, чем они в настоящее время занимаются весьма успешно.

К счастью, арсенал защиты от выселения еще не опустел полностью. Способы  защиты и другие возможные варианты поведения в ситуации, когда гражданина пытаются выселить из служебной квартиры — тема следующей публикации.

Добавлено: 19:56 09.06.2017

В настоящее время позиция Верховного Суда РФ, касающаяся применения срока исковой давности к отношения по выселению из служебного жилого помещения, официально подтверждена. В п. 13 «Обзора судебной практики Верховного Суда Российской Федерации № 2 (2017)», утвержденной Президиумом Верховного Суда РФ 26.04.2017, в разделе «Разрешение споров, связанных с жилищными отношениями» как раз описывается такая же ситуация, как и изложенная в статье. И теперь суды имеют все основания ссылаться на этот пункт постановления Пленума ВС РФ в обоснование принятого решения.

По мнению одного из экспертов «АГ», Верховный Суд справедливо постановил, что в случае исполнения требований по основному долгу у кредитора сохраняется право на проценты, которое может быть заявлено в течение общих сроков исковой давности. Другой эксперт отметил, что такая правовая позиция крайне важна для практики, ведь в противном случае должник мог бы злоупотреблять своими правами. Третий эксперт выразил сочувствие истцу в том, что ему пришлось потратить много времени для защиты своих нарушенных прав по такому банальному вопросу.

12 декабря Верховный Суд РФ вынес Определение № 305-ЭС19-17077 по спору о взыскании цессионарием с должника процентов задолженности и процентов за пользование чужими денежными средствами.

В июне 2013 г. ООО «Стройгазконсалтинг» (генподрядчик) и «Нефтегазопроводстрой» (субподрядчик) заключили договор субподряда. Впоследствии в рамках дела № А40-75671/2016 суд удовлетворил иск субподрядчика о взыскании со своего контрагента по вышеуказанному договору задолженности на сумму свыше 6 млн руб.

В июне 2018 г. «Нефтегазопроводстрой» уступил право требования задолженности по договору цессии предпринимателю Сергею Трояну. По условиям такого договора права требования перешли к цессионарию в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права, в том числе включая права требования денежных средств в счет уплаты основного долга, процентов, пеней, штрафов, процентов за пользование чужими денежными средствами.

В следующем месяце предприниматель направил в адрес «Стройгазконсалтинга» уведомление о смене кредитора с требованием об уплате задолженности и процентов за пользование чужими денежными средствами. Поскольку организация отказалась выполнять требование ИП, он обратился в арбитражный суд с иском о взыскании с вышеуказанного общества 1,5 млн руб. процентов за пользование чужими денежными средствами за период с 21 августа 2015 г. по 13 июня 2018 г.

Суды трех инстанций отказали в удовлетворении иска. Они исходили из пропуска срока исковой давности, на чем настаивал ответчик в ходе рассмотрения дела. При этом суды пришли к выводу об истечении не только срока исковой давности по главному требованию, но и по дополнительному требованию (о взыскании процентов). Они сочли, что субподрядчику было известно о нарушении своего права с 2013 по 2014 г. (с учетом дат оформления сторонами справок по форме КС-3 и направления компанией в адрес общества счетов-фактур), а ИП обратился с рассматриваемым иском в суд лишь в августе 2018 г.

В своей кассационной жалобе в Верховный Суд РФ Сергей Троян сослался на нарушение нижестоящими судами норм материального и процессуального права.

После изучения материалов дела № А40-195567/2018 Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда РФ напомнила, что с истечением срока исковой давности по главному требованию считается истекшим срок исковой давности и по дополнительным требованиям (в частности, проценты, неустойка, залог, поручительство), в том числе возникшим после истечения срока исковой давности по главному требованию (п. 1 ст. 207 ГК РФ).

Читать также:  Латунные смесители с оцинкованным покрытием для мытья полов купить в России

Со ссылкой на Постановление ВАС РФ от 10 февраля 2009 г. № 11778/08 высшая судебная инстанция отметила, что истечение срока исковой давности по требованию суммы основного долга явилось бы основанием окончания срока исковой давности и по дополнительному требованию о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами, начисляемых на сумму основного долга. «Однако если срок исковой давности по требованию о взыскании суммы основного долга не истек, поскольку это требование было предъявлено в пределах срока исковой давности и удовлетворено судом, то, следовательно, положение п. 1 ст. 207 ГК РФ не могло послужить основанием для вывода об истечении срока исковой давности по требованию о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами», – отметил ВС.

Президиум ВС представил правовые позиции по экономическим спорам в Обзоре № 3 за 2019 г.В обзор вошли вопросы банкротства, исполнения обязательств в натуре, прав арендатора госимущества, а также исполнения решений зарубежных судов
05 декабря 2019

Суд добавил, что аналогичная позиция о пределах действия правила п. 1 ст. 207 ГК РФ относительно сходного дополнительного требования (о взыскании неустойки) в ситуации, когда исковая давность по основному требованию не истекла и не может истечь (основное требование исполнено), нашла отражение в Обзоре судебной практики ВС РФ № 3 (2019). При этом из разъяснений Постановления Пленума ВС РФ от 29 сентября 2015 г. № 43 следует, что срок исковой давности по требованию о взыскании процентов, подлежащих уплате по правилам ст. 395 ГК РФ, исчисляется отдельно по каждому просроченному платежу, определяемому применительно к каждому дню просрочки.

Верховный Суд заключил, что с учетом вышеуказанных правовых позиций высших судебных инстанций и того, что обществом допущена просрочка исполнения обязательств по договору и требование о взыскании с него задолженности (основного долга) удовлетворено в судебном порядке, а срок исковой давности по нему не истек (п. 1 ст. 204 ГК РФ), предприниматель вправе требовать взыскания процентов за пользование чужими денежными средствами за трехлетний период, предшествующий дате предъявления иска об их взыскании.

В этой связи Верховный Суд РФ отменил судебные акты нижестоящих инстанций и вернул дело на новое рассмотрение в АС г. Москвы.

Эксперты «АГ» прокомментировали выводы Верховного Суда

«Так, ВАС РФ еще в 2009 г. (Постановление № 11778/08 по делу № А53-17917/2006) разъяснил порядок применения исковой давности по требованиям по процентам, когда кредитором было заявлено в суд требование по основной сумме, а по процентам – позднее в рамках отдельного требования. Суд справедливо разъяснил, что в такой ситуации, когда требование по основной сумме заявлено в установленном порядке, то при заявлении в последующем требований по процентам исковую давность по ним не следует исчислять с даты первоначальной просрочки (нарушения права). В такой ситуации кредитор имеет право на проценты по его требованию за трехлетний период, предшествующий обращению в суд с требованиями по процентам», – пояснил эксперт.

Артур Зурабян отметил, что вследствие неоднозначной судебной практики у судов оставались вопросы в ситуации, когда требование по основному долгу было исполнено в установленном порядке. «Например, как в данном случае текут сроки исковой давности в отношении процентов? Можно ли заявлять требования по процентам также из расчета в 3 года до даты иска без учета того, что сама просрочка основного обязательства имела место существенно раньше? Значимость данного вопроса подтверждается тем, что он был даже включен в Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации № 3 (2019). И именно данная позиция была положена в основу рассматриваемого определения Верховного Суда», – полагает адвокат.

По его мнению, Верховный Суд справедливо постановил, что в случае исполнения требований по основному долгу (добровольно или через механизм судебной защиты) у кредитора сохраняется право на проценты, которое может быть заявлено в течение общих сроков исковой давности. «При этом кредитор может претендовать только на тот объем процентов, который приходится на 3 года до подачи иска. То есть, например, если нарушение обязательства имело место в январе 2015 г., требование было исполнено в феврале 2017 г., то у кредитора есть время до февраля 2020 г. для заявления соответствующих требований. При этом при заявлении требований, например, в декабре 2019 г., у кредитора есть право требовать проценты только за период с декабря 2016 г. по дату погашения долга, но не за весь период просрочки», – подытожил Артур Зурабян.

Управляющий партнер юридической компании «Генезис» Артем Денисов согласился с Верховным Судом РФ в том, что срок исковой давности не течет со дня обращения в суд в установленном порядке за защитой нарушенного права на протяжении всего времени, пока осуществляется судебная защита нарушенного права. «Если срок исковой давности по требованию о взыскании суммы основного долга не истек ввиду того, что такое требование было предъявлено в пределах срока исковой давности и удовлетворено судом, то положение п. 1 ст. 207 ГК РФ не может послужить основанием для вывода об истечении срока исковой давности по требованию о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами», – отметил эксперт. По его мнению, такая правовая позиция крайне важна для практики, ведь в противном случае должник мог бы злоупотреблять своими правами.

Старший партнер АБ «Яблоков и партнеры» Ярослав Самородов подчеркнул, что в комментируемом определении Верховного Суда напоминаются азы исковой давности: «при судебной защите срок исчисляется по-другому (на время такой защиты он “замораживается”)». В этой связи он выразил сочувствие истцу в том, что последнему пришлось потратить много времени (включая время на обращение в высшую судебную инстанцию по такому банальному вопросу), чтобы в этой части закон был применен правильно.

По мнению одной из экспертов, правовая позиция ВС представляется справедливой и отвечающей действительному волеизъявлению стороны, признавшей долг. Другая полагает, что новый подход к исчислению сроков исковой давности «вторгается» в сферу договорных правоотношений и разумных ожиданий сторон от таких правоотношений.

Верховный Суд опубликовал Определение
от 27 мая № 305-ЭС21-26233 по делу № А40-199943/2020, в котором разъяснил, в каком случае возобновляется срок исковой давности при исполнении обязательств.

5 декабря 2012 г. между госкорпорацией «Роскосмос» (заказчиком) и АО «Государственный космический научно-производственный центр имени М.В. Хруничева» (исполнителем) был заключен государственный контракт на выполнение составной части опытно-конструкторской работы для государственных нужд. Техническим заданием предусматривалось двухэтапное выполнение работ. Согласно подписанным сторонами актам стоимость первого этапа составила 77 млн руб., второго – 28 млн руб.

Исполнитель полностью выполнил работы и передал их заказчику в полном объеме. Работы были приняты без замечаний по количеству и качеству, что подтверждалось актом приемки от 30 декабря 2014 г. Причем актом также был подтвержден долг заказчика немногим более 1 млн руб.

По условиям контракта оплата должна быть произведена в течение 30 банковских дней с даты подписания заказчиком итогового акта сдачи-приемки выполненных работ, с учетом ранее выплаченного аванса. По расчету общества задолженность по второму этапу работ должна была быть оплачена корпорацией в срок до 20 февраля 2015 г. Срок действия контракта определен до 25 ноября 2013 г. Также стороны условились, что окончание срока действия контракта не влечет прекращение обязательств сторон по нему.

По состоянию на 31 марта 2020 г. стороны составили акт сверки расчетов. Заказчик подтвердил свою задолженность, однако деньги исполнителю не перечислил. Это послужило основанием для обращения общества 19 октября 2020 г. в арбитражный суд с иском.

Суды трех инстанций отказали в удовлетворении исковых требований. Принимая во внимание условия контракта о сроке оплаты, суды признали, что обязательство по оплате у ответчика возникло с момента подписания акта сдачи-приемки выполненных работ по второму этапу, а именно – с 31 декабря 2014 г.

Руководствуясь ст. 196, 200, 203, 206, 330, 395, 421, 422 ГК РФ, а также разъяснениями, изложенными в п. 83 Постановления Пленума ВС от 24 марта 2016 г. № 7 и в п. 21, 25 Постановления Пленума ВС от 29 сентября 2015 г. № 43, установив отсутствие обстоятельств, свидетельствующих о перерыве срока исковой давности, суды пришли к выводу о пропуске обществом срока исковой давности для обращения в суд, в связи с чем отказали в удовлетворении исковых требований.

Долгожданные разъяснения верховного суда25 марта было опубликовано широко обсуждаемое Постановление Пленума ВС РФ «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств»28 марта 2016

Ссылка истца на акт сверки взаимных расчетов была отклонена судами с учетом разъяснений, приведенных в п. 21 Постановления № 43, согласно которым перерыв течения срока исковой давности в связи с совершением действий, свидетельствующих о признании долга, может иметь место лишь в пределах срока давности, а не после его истечения.

Суды также указали на невозможность применения к отношениям сторон п. 2 ст. 206 ГК, введенного Федеральным законом от 8 марта 2015 г. № 42-ФЗ (Закон № 42-ФЗ). По мнению судов, положения Кодекса в новой редакции не применяются к правам и обязанностям, возникшим из договоров, заключенных до дня вступления Закона в силу (до 1 июня 2015 г.). При рассмотрении споров из названных договоров следует руководствоваться ранее действовавшей реакцией ГК с учетом сложившейся практики ее применения, посчитали суды.

По спорному контракту срок исковой давности истек 20 февраля 2018 г. (учитывая, что о нарушении своего права истец должен был узнать тремя годами ранее). На момент составления акта сверки от 31 января 2020 г. срок давности истек, оснований для признания перерыва срока исковой давности не имеется, установили суды.

Не согласившись с выводами судов, Государственный космический научно-производственный центр имени М.В. Хруничева обратился с кассационной жалобой в Верховный Суд. Изучив материалы дела, ВС напомнил, что согласно п. 1 ст. 196 ГК общий срок исковой давности составляет три года с дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права и о том, кто является надлежащим ответчиком по иску о защите этого права (п. 1 ст. 200 Кодекса). Верховный Суд разъяснил, что течение срока исковой давности прерывается предъявлением иска в установленном порядке, а также совершением обязанным лицом действий, свидетельствующих о признании долга.

Верховный Суд разъяснил особенности расчета срока исковой давностиСуд указал, что течение срока исковой давности приостанавливается, если стороны прибегли к обязательному претензионному порядку, он также не течет с момента обращения за судебной защитой, если иск был принят к производству
21 октября 2019

Читать также:  ЭКСТРЕМАЛЬНЫЕ ПОДАРКИ-ВПЕЧАТЛЕНИЯ ДЛЯ МУЖЧИН

Обращаясь к разъяснениям, приведенным в абз. 2 п. 20 Постановления № 43, Экономколлегия ВС отметила, что к действиям, свидетельствующим о признании долга в целях перерыва течения срока исковой давности, в частности, могут относиться: признание претензии; изменение договора уполномоченным лицом, из которого следует, что должник признает наличие долга, равно как и просьба должника о таком изменении договора (например, об отсрочке или рассрочке платежа); акт сверки взаимных расчетов, подписанный уполномоченным лицом.

Перерыв течения срока исковой давности в связи с совершением действий, свидетельствующих о признании долга, пояснил Суд, может иметь место лишь в пределах срока давности, а не после его истечения. Вместе с тем по истечении срока исковой давности его течение начинается заново, если должник или иное обязанное лицо признает свой долг в письменной форме.

Верховный Суд добавил, что положения новой редакции п. 2 ст. 206 ГК о возможности течения срока исковой давности заново после признания должником в письменной форме суммы долга применяются к правам и обязанностям, возникшим после дня вступления в силу указанных поправок (т.е. с 1 июня 2015 г.).

Также в определении отмечается, что согласно п. 83 Постановления № 7 положения ГК РФ в новой редакции не применяются к правам и обязанностям, возникшим из договоров, заключенных до дня вступления в силу Закона № 42-ФЗ (до 1 июня 2015 г.). При рассмотрении споров из таких договоров следует руководствоваться ранее действовавшей редакцией Кодекса с учетом сложившейся практики ее применения.

Как пояснил ВС, данное разъяснение, основанное прежде всего на п. 2 ст. 422 ГК, направлено на обеспечение стабильности договоров, заключенных до соответствующего изменения гражданского законодательства: в отсутствие дополнительных волеизъявлений сторон о применении к их отношениям нового регулирования они подчиняются ранее действовавшей редакции Кодекса. Применительно к регулированию исковой давности это не исключает ни возможности заключения сторонами новых соглашений, подчиненных новому регулированию, ни права стороны в соответствии с законом и договором в одностороннем порядке своим волеизъявлением изменить режим своей обязанности в пользу другой стороны. «Если сторона письменно в одностороннем порядке или в соглашении с другой стороной, подтвержденном в двустороннем документе, признает свой возникший из заключенного до 1 июня 2015 г. договора долг, исковая давность по которому не истекла на момент введения в действие Закона № 42-ФЗ, однако уже истекла к моменту такого признания долга, то к отношениям сторон подлежит применению п. 2 ст. 206 ГК РФ», – отмечается в определении.

Верховный Суд обратил внимание, что в рассматриваемом случае госконтракт был заключен до 1 июня 2015 г., срок исковой давности по взысканию задолженности по этому контракту по состоянию на 1 июня 2015 г. не истек (он истек 20 февраля 2018 г.), но истек к моменту подписания акта сверки (31 марта 2020 г.). Таким образом, должник, добровольно признавший долг письменно после введения в действие Закона № 42-ФЗ, не вправе ссылаться на то, что п. 2 ст. 206 ГК не применяется к такому признанию (п. 4 ст. 1 Кодекса). Экономколлегия добавила, что положения п. 2 ст. 206 ГК с учетом п. 83 Постановления № 7 распространяются только на требования о взыскании долга.

В итоге Верховный Суд отменил обжалуемые судебные акты как принятые с существенными нарушениями норм материального права, а дело направил на новое рассмотрение в первую инстанцию.

ВС не позволил использовать условия договора для продления срока давностиСуд заметил, что условие о сохранении действия договора до полного исполнения обязательств не влияет на исчисление срока исковой давности и не продлевает его течение, а лишь устанавливает период применимости к отношениям сторон условий договора
08 июня 2022

По мнению эксперта, повторение указанной позиции свидетельствует о том, что суды продолжают совершать ошибки. Анна Васильева добавила, что суды руководствуются разъяснениями, содержащимися в п. 83 Постановления № 7, о том, что положения ГК в новой редакции не применяются к правам и обязанностям, возникшим из договоров, заключенных до 1 июня 2015 г. Верховный Суд, однако, толкует это правило так, что к односторонним и двусторонним сделкам, связанным с признанием долга, исковая давность по которому истекла на момент признания долга, должны применяться новые правила, действующие на момент такого признания. Данная позиция, полагает Анна Васильева, представляется справедливой и отвечающей действительному волеизъявлению стороны, признавшей долг. «Иной подход способствовал бы противоречивому и недобросовестному поведению стороны, которая сначала, руководствуясь теми или иными мотивами, давала бы другой стороне обоснованные основания исходить из того, что срок исковой давности по долгу возобновил течение, а затем в суде ссылалась на истечение срока исковой давности, пытаясь избежать уплаты долга и увеличивая судебные издержки контрагента», – пояснила она.

Старший юрист АБ «Бартолиус» Татьяна Стрижова обратила внимание, что ВС достаточно часто рассматривает правовые вопросы, связанные с исчислением сроков исковой давности, принимая во внимание, что споры о начале течения сроков исковой давности влияют на реализацию права на судебную защиту.

В данном определении ВС признал правомерным применение новой редакции п. 2 ст. 206 ГК о «возобновлении» сроков исковой давности в случае совершения контрагентом действий, свидетельствующих о признании долга, к правоотношениям, возникшим до введения в действие указанной нормы, тем самым установив обратную силу для закона, усиливающего ответственность, пояснила эксперт.

По мнению Татьяны Стрижовой, такая правовая позиция представляется спорной, поскольку содержащееся в п. 83 Постановления № 7 разъяснение прямо предусматривало недопустимость применения новых положений к правам и обязанностям, возникшим из договоров, заключенных до дня его вступления в силу (до 1 июня 2015 г.). «Обоснование Верховным Судом отступления от собственного правила через призму относимости указанных разъяснений исключительно к обеспечению принципа “стабильности договоров” не представляется достаточно убедительным, поскольку новый подход к исчислению сроков исковой давности прямым образом “вторгается” в сферу договорных правоотношений и разумных ожиданий сторон от таких правоотношений», – считает эксперт.

Татьяна Стрижова отметила, что в данном определении Верховный Суд придал бухгалтерскому акту сверки статус соглашения или письменного волеизъявления, свидетельствующего о намерении стороны восстановить срок исковой давности по собственным обязательствам. Такой подход, по мнению эксперта, позволит пресекать явно непоследовательное поведение недобросовестного контрагента, первоначально подтверждающего задолженность, а впоследствии оспаривающего ее в суде.

«С другой стороны, существует риск несправедливого распределения бремени доказывания при наличии “непоколебимых” доказательств в виде актов сверки, что представляет собой риск в условиях электронного документооборота и распространенной практики подписания документов сотрудниками, которые могут быть не осведомлены о правовых последствиях оформления таких документов», – в заключение заметила Татьяна Стрижова.

Позиция ВС РФ

Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ (далее – коллегия), рассмотрев кассационную жалобу ответчика, напомнила, что согласно п. 1 ст. 810 ГК РФ заемщик обязан возвратить займодавцу полученную сумму займа в срок и в порядке, которые предусмотрены договором займа. В данном случае условиями договора был определен срок возврата полученной заемщиком суммы и начисленных процентов – не позднее чем через год со дня получения займа, значит, заемщик был обязан возвратить полученные на основании договора и дополнительного соглашения к нему суммы до 27 апреля и 4 июня 2013 года соответственно. Следовательно, в эти даты займодавцу уже должно было быть известно как о нарушении его права, так и о лице, это право нарушившем, и он мог выбрать способ защиты: требовать возврата займа или расторжения договора в связи с существенными нарушениями со стороны заемщика. При этом выбор способа защиты нарушенного права не должен приводить к возможности изменения порядка исчисления срока исковой давности, иной подход позволил бы манипулировать институтом исковой давности в ущерб принципу правовой определенности в гражданско-правовых правоотношениях, отметила коллегия, сославшись на свою ранее сформированную позицию, отраженную в Определении от 12 марта 2020 г. № 304-ЭС19-21956. Поэтому обстоятельства, касающиеся правильного определения начала течения срока исковой давности по требованию о расторжении договора займа, имели значение для рассмотрения иска вне зависимости от выбранного истцом способа защиты нарушенного права.

Условие договора о сохранении его действия до полного исполнения обязательств сторонами не влияет на исчисление срока исковой давности и не продлевает его течение, а лишь устанавливает период применимости к отношениям сторон условий договора, отметила коллегия со ссылкой на ст. 425 ГК РФ. Так что к требованию о расторжении договора в связи с нарушением его условий заемщиком применяется общий трехлетний срок исковой давности, который исчисляется с момента получения займодавцем сведений о нарушении права.

Также коллегия напомнила, что до направления ответчику предложения о расторжении договора истец пытался взыскать с него заем и проценты в судебном порядке, но так как соответствующий иск был подан 13 апреля 2018 года, когда трехлетний срок исковой давности истек, суды трех инстанций отказали истцу в удовлетворении его требования (Решение Арбитражного суда г. Москвы от 20 февраля 2020 г. по делу № А40-77662/18-47-570, Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 14 августа 2020 г. № 09АП-21607/2020, Постановление Арбитражного суда Московского округа от 7 декабря 2020 г. № Ф05-19629/2020).

В конечном итоге состоявшиеся по рассматриваемому делу судебные акты были признаны коллегией принятыми с существенным нарушением норм права и отменены, в удовлетворении иска займодавцу отказано (Определение Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 26 мая 2022 г. № 305-ЭС21-22289).

Фабула дела и позиции судов

12 апреля 2012 года компания «А.» (далее – займодавец) и ООО «И.» (далее – заемщик) заключили договор целевого процентного займа, согласно которому займодавец обязуется предоставить заемщику заем в размере 170 млн руб. (сумма округлена), а заемщик – возвратить полученную сумму и уплатить 12% годовых за пользование займом не позднее чем через год с даты его предоставления. 27 апреля того же года указанная сумма была перечислена заемщику. А 1 июня заемщик и займодавец заключили дополнительное соглашение к ранее заключенному договору, в соответствии с которым сумма займа увеличивается на 36 млн руб., – указанные средства займодавец перечислил заемщику 4 июня 2012 года.

В договоре указано, что он вступает в законную силу со дня подписания сторонами и действует до завершения исполнения ими своих обязательств, вытекающих из договора.

В установленный договором срок заемщик не вернул заем и не уплатил проценты за пользование им. 25 сентября 2020 года займодавец (далее также – истец) направил ему предложение о расторжении договора и, не получив ответа заемщика (далее также – ответчик) на это предложение, 20 октября того же года обратился в суд с требованием о расторжении договора займа на основании п. 2 ст. 450 Гражданского кодекса – в связи с существенным нарушением договора другой стороной.

Суд первой инстанции данное требование удовлетворил, отклонив при этом заявление ответчика о применении сроков исковой давности. Он указал, что исковая давность в данном случае не подлежит применению, так как договор согласно прописанным в нем условиям является действующим до полного исполнения обязательств сторонами, а заемщик свое не исполнил (Решение Арбитражного суда г. Москвы от 23 марта 2021 г. по делу № А40-199994/2020).

Читать также:  Как получить сертификат о материнском капитале в электронном виде через госуслуги

Апелляционный суд данное решение отменил, указав, что срок исковой давности исчисляется не с момента прекращения договора, а, как предусмотрено ст. 200 ГК РФ, со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права и о том, кто является надлежащим ответчиком по иску о защите этого права. Так как в рассматриваемом деле речь идет об обязательстве с определенным сроком исполнения – заем нужно было вернуть в течение года со дня предоставления, течение срока исковой давности начинается по окончании срока исполнения. Таким образом, поскольку срок возврата займа – не позднее 27 апреля 2013 года, уже 28 апреля займодавец должен был знать о нарушении заемщиком своего обязательства, а значит, срок исковой давности истек 28 апреля 2016 года, заключил суд. В связи с этим он признал выводы суда первой инстанции о неприменении в данном деле норм о сроках исковой давности ошибочными и отменил его решение, отказав в удовлетворении требований истца, обратившегося в суд более чем через четыре года с момента истечения срока исковой давности, о расторжении договора (Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 6 июля 2021 г. № 09АП-28824/21).

При каких условиях допускается восстановление срока исковой давности? Узнайте в Энциклопедии решений

Получите полный доступ на 3 дня бесплатно!

Истец подал кассационную жалобу в суд округа, сославшись в ней на то, срок исковой давности по нарушенному ответчиком обязательству начал течь только со дня направления ответчику предложения о расторжении договора займа. Суд, рассмотрев жалобу, напомнил:

В данном случае порядок расторжения договора по требованию одной из сторон соблюден, отметил суд. Также он, сославшись на изложенную в Постановлении Президиума ВС РФ от 28 сентября 2016 г. № 203-ПЭК16 позицию о том, что обстоятельства, с наступлением которых связывается начало течения срока исковой давности, устанавливаются судами первой и апелляционной инстанций исходя из норм, регулирующих конкретные правоотношения между сторонами, а также из имеющихся в деле доказательств, пришел к следующему выводу: суд первой инстанции правомерно установил, что спорный договор является действующим, а апелляционный суд неверно квалифицировал заявленное требование, лишив истца прав на защиту нарушенного права. В результате суд округа направил дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции, указав на необходимость установить все обстоятельства, входящие в предмет доказывания, и дать оценку всем представленным в материалы дела доказательствам в совокупности (Постановление Арбитражного суда Московского округа от 30 сентября 2021 г. № Ф05-22747/21).

При повтором рассмотрении дела Девятый арбитражный апелляционный суд (а рассматривал его тот же состав судей, что и в первый раз) изменил свое мнение: указал, что срок исковой давности по требованию о расторжении договора займа начинает течь не с даты, когда истец узнал о нарушении срока возврата суммы займа ответчиком, а со дня направления последнему предложения о расторжении договора займа, то есть с 25 сентября 2020 года. И на этом основании исковое заявление истца признано подлежащим удовлетворению (Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 17 ноября 2021 г. № 09АП-68295/21). Суд округа, куда ответчик обратился с кассационной жалобой, оставил данное решение в силе (Постановление Арбитражного суда Московского округа от 15 февраля 2022 г. № Ф05-22747/21).

ВС РФ напомнил, как исчисляется срок исковой давности по действующему договору

30 мая 2022

По общему правилу срок исковой давности по гражданско-правовым обязательствам составляет три года и начинает течь со дня, когда лицо, чье право нарушено, узнало или должно было узнать о таком нарушении и о том, кто является надлежащим ответчиком по иску о защите права (ст. 196, ст. 200 Гражданского кодекса). Если срок исполнения обязательства определен, течение срока исковой давности начинается по окончании срока исполнения. Если не определен или определен моментом востребования – со дня предъявления кредитором требования об исполнении обязательства либо – в случае, когда должнику предоставляется время на исполнение данного требования, – по окончании установленного для исполнения периода. В любом случае максимальный срок исковой давности – 10 лет со дня возникновения обязательства.

Само по себе истечение срока исковой давности не влияет на возможность обратиться в суд с требованием о защите нарушенного права. По собственному усмотрению суды не применяют исковую давность – только по заявлению стороны спора (ст. 199 ГК РФ). Но если такое заявление подано – а сделать это можно в любой форме, в том числе устно, до вынесения решения по делу (в том числе на этапе судебных прений – это подчеркивается в п. 11 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 сентября 2015 г. № 43), и срок исковой давности истек, суд откажет в иске. Именно поэтому определение момента начала течения этого срока очень важно, однако позиции судов при его определении нередко расходятся. Одно такое дело, где суды пришли к разным выводам о том, с какого момента: с даты, когда должник должен был исполнить обязательство по действующему договору, или с момента предъявления требования о его исполнении кредитором – нужно отсчитывать установленные три года, рассмотрел недавно ВС РФ.

Как это работает в ЖКХ

В спорах о долгах за ЖКУ срок давности также составляет 3 года. Но есть особенности. В первую очередь они связаны с тем, что услуги ЖКХ — это не единоразовые платежи, а ежемесячные — для каждого платежа срок исковой давности считается отдельно.

Например, у вас есть задолженность 50 тысяч рублей за 3 года и 4 месяца. В каждом месяце ЖКУ стоят по-разному, для удобства просто возьмем среднюю сумму. Тогда получится: 50 000 Р / 40 месяцев = 1250 Р за каждый месяц вы должны.

Ни для вас, ни для управляющей компании не секрет, кто будет должником, а значит, срок исковой давности для каждого платежа наступает сразу, как заканчивается срок добровольной оплаты квитанции. Если период начисления долга превышает 36 месяцев (3 года), долг за 37, 38, 39, 40-й месяцы взыскать в суде не получится. В моем примере потребовать могут только долг в размере 45 тысяч рублей.

Еще один нюанс в том, что сроки исковой давности обрываются, если должник признал долг. Этим управляющие компании и пользуются: раз вы ранее не оспаривали долги и платили, пусть и не всё, значит, срок исковой давности не истек.

Как доказать, что долга нет

Попробуем разобрать ваш случай. Вы не написали, есть ли квитанции на руках и сколько точно месяцев прошло с момента вступления в наследство. Предположим, прошло 39 месяцев с января 2016 по март 2019 года включительно и всех квитанций у вас нет.

В этом случае проверить долги без квитанций и чеков на руках сложно. С точки зрения управляющей компании, вы приняли наследство, а значит, отвечаете по всем обязательствам наследодателя.

Если управляющая компания считает, что у вас есть долг, — ей ничего не мешает обратиться в суд. Не стоит применять сроки исковой давности, не зная, за какие периоды УК насчитала вам долг. Может так получиться, что муж не оплачивал часть счетов, а вы об этом не знали.

Разобраться точнее получится, когда управляющая компания представит в суд исковое заявление со всеми расчетами и долгами. Вот тут законодательство может быть не на вашей стороне: долги за ЖКУ до 500 тысяч рублей с вас взыщут в порядке выдачи судебного приказа. Судебный приказ — это решение суда, которое выносится за 5 дней и не требует вашего присутствия в суде.

После вынесения приказа суд отправит вам копию почтой. Отменить судебный приказ вы можете в течение 10 дней с момента получения копии. Если вас что-то не устраивает, достаточно подать в суд заявление об отмене приказа с формулировкой: «Не согласна с вынесенным судебным приказом». Суд отменяет его действие, и дело повторно рассматривается тем же судьей уже в обычном исковом производстве — с участием сторон и обменом мнениями.

Отменить приказ судьи можно в 10-дневный срок даже через год, если копию вы получите через год.

Конечно, лучше не доводить до судебного приказа. Если считаете, что долг липовый, в первую очередь надо найти все документы об оплате. Если вы или ваш муж делали платежи по безналу, запросите выписку с расчетного счета в банке за весь период. Если платили наличными в кассу, хорошо бы найти чеки за последние 3 года.

Если чеков нет, просите в своей УК выписку с лицевого счета за последние 3 года со всеми начислениями и поступлениями. Пишите заявление с требованием пояснить, откуда долги и за какой период. Написать можете письмом, но проще подать через систему ГИС ЖКХ: как минимум у вас будет доказательство в суде, что вы не игнорировали требования УК, пытались разобраться и у вас были обоснованные возражения.

Если вы смогли собрать все платежи за последние 3 года, требуйте от УК списания долгов, потому что их просто нет. Если они не пойдут навстречу, берите хорошего юриста и обращайтесь в суд.

Отключить вас от потребляемых услуг формально могут: достаточно 2 раза не оплатить любую услугу. Но Верховный суд указал, что отключение коммунальных услуг должно быть соразмерно нарушению: нельзя отключать тепло в квартире за долг в 300 рублей.

Если вам собираются отключить коммунальные услуги, должны обязательно несколько раз об этом предупредить. Внимательно следите за почтовыми отправлениями.

Если у вас есть вопрос о личных финансах, правах и законах, здоровье или образовании, пишите. На самые интересные вопросы ответят эксперты журнала.

Исковую давность применительно к требованиям, связанным с владением, пользованием и распоряжением общим имуществом в доме, могут отменить

15 июля 2019

Соответствующее правило планируется законодательно закрепить в ст. 36 Жилищного кодекса. Такая поправка предусмотрена законопроектом, направленным в Госдуму группой депутатов во главе с Галиной Хованской.

Необходимость внесения указанного изменения авторы инициативы связывают с возрастающим числом случаев восстановления собственниками помещений в многоквартирных домах своих прав общей долевой собственности на нежилые помещения, предназначенные для обслуживания многоквартирного дома (в первую очередь, чердаки и подвалы). Они указывают, что суды, руководствуюсь разъяснениями Пленума ВАС РФ, данными в постановлении от 23 июля 2009 г. № 64 «О некоторых вопросах практики рассмотрения споров о правах собственников помещений на общее имущество здания», часто отказывают собственникам в удовлетворении требований о восстановлении нарушенного права по истечении трехлетнего срока исковой давности.

Поскольку случаи неправомерного оформления права собственности на нежилые помещения, предназначенные для обслуживания многоквартирного дома, существенно влияют на безопасность проживания в многоквартирном доме, депутаты считают необходимым обеспечить право собственников помещений на защиту своих прав в любое время.

Применяется ли исковая давность к иску о признании права собственности, предъявленному лицом, не владеющим спорным имуществом? С правовыми позициями судов по данному вопросу ознакомьтесь в «Энциклопедии судебной практики» интернет-версии системы ГАРАНТ. Получите полный доступ на 3 дня бесплатно!

Напомним, по общему правилу, исковая давность не распространяется на требования, указанные в ст. 208 Гражданского кодекса. Однако перечень таких требований не является закрытым. В частности, предусматривается возможность установления в других законах случаев неприменения срока исковой давности к отдельным требованиям.

Ожидается, что принятие законопроекта1 будет способствовать обеспечению надежной судебной защиты целостности конструкций многоквартирного дома на весь продолжительный срок его эксплуатации и восстановления нарушенных прав собственников.

1 С текстом законопроекта № 752270-7 «О внесении изменения в статью 36 Жилищного кодекса Российской Федерации» и материалами к нему можно ознакомиться на официальном сайте Госдумы.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *